February 10th, 2009

3

Пушкин умер, остался я один

Так я хотел ответить в телефонную трубку сегодня, когда Москва напомнила мне не только номер моей гостиничной брони, но и необходимость "малой нобелевской речи" по случаю премии Ивана Петровича Белкина.
И правда, сегодня - день памяти Пушкина, и я помнил об этом с утра, снова лежа в райском сиянии, когда шестикрылый вонзил мне в истерзанное око иглу с волшебным снадобьем. И потом, когда я засыпал, всплыла вдруг эта фраза. А потому рассматриваем ее в порядке постнаркозного бреда, не более.
Сочиняя речь,  устал -  диктовать сам себе в память, чтобы потом записать, тыкая в невидимую клаву, пока не привык, - и решил отдохнуть. А отдых будет в том, чтобы соединить мой настоящий пост с предыдущим. То есть, с темой о том, кто лучше пишет о войне, о людях на ее фоне. Для этого  приведу несколько отзывов на "Ничью", - как больших и малых рецензий,  о сушествовании которых я узнавал случайно, по ссылкам других читателей, так и  одного письма...

Вот Майя Кучерская, - это уже отклик на шорт Белкина:
"...Самой любопытной из всех, впрочем, кажется повесть Игоря Фролова «Ничья». История сражения двух военных летчиков за прекрасную даму овеяна свежестью ночных полетов, мягкой философичностью Экзюпери и сдержанным лиризмом Ремарка. Игр с литературой здесь в избытке, но они ничуть не навязчивы, в целом повесть оставляет ощущение простора, мудрости, а главное — подлинности. "

Моя благодарность Майе. Особенно лестно, что в "Ничьей" нет ночных полетов, но, оказывается, есть ощущение! Это важно...

Дмитрий Петровский:

"..."Ничья"- это  лучшая из современных повестей о любви и о войне, которую я читал за последнее время. У нее - терпкий привкус последних советских лет, плюс все то, что всегда так чудно получается у "технарей", когда они берутся за перо и не лишены таланта  (...) Техники- они не то, что филологи, они умеют писать, если хотят..."

Денис Лапицкий:

"...Это повесть о любви. Это удивительно красивая и правдивая история о самом прекрасном из чувств – любви страстной, всепожирающей, взаимной… и, наверное, любви несправедливой...
...Это повесть о печали. Об отчаянном понимании того, что все самое лучшее в жизни уже позади; что все могло, да что там могло – должно, просто обязано было сложиться иначе, но…
…Чтобы такое написать, такое надо пережить. Но, наверное, пережить это – не в том смысле, что «выйти живым», а в том, что «пропустить через сердце и разум» – способен не каждый. ...Как бы то ни было – очень хорошо, что мы это можем хотя бы прочитать..."

И вот это - просто письмо, по-женски искреннее, - в котором есть все:

" ...Чудная, чудная книга, я всегда читаю ее, когда хочу поймать это настроение. Мне так грустно потом, аж поскуливать хочется. Но вот этот стиль - он такой понятный, я, когда первый раз читала, так удивилась! Спасибо Вам! Я Вас прямо люблю!!!"

К чему эта самореклама?  Да к тому, что совсем не обидно после таких слов не стать победителем.
Зато я знаю точно, о чем будет моя белкинская речь.

На самом же деле я хитрее, чем кажусь, и этот пост преследует еще одну цель, возможно, она главная среди названных, и потому я ее не назову:)