Category: история

3

Размышления у парадного проноса

Решил взглянуть на последний, по сути, советский Парад Победы - 1985 года, - сравнить тот вынос Знамени Победы с выносами нового времени. Как-то все это новое время смущает меня совместный пронос двух флагов - российского триколора и Победы. Триколор несут чуть впереди и чуть выше.
Впервые триколор после советской эпохи был поднят Ельциным 22 августа 1991, когда тот странный спектакль под названием "путч" поставил точку в существовании СССР. Я сейчас не говорю о том, был ли триколор флагом РОА или не был, я не сомневаюсь в нынешней государственности триколора, - не в этом суть. Я говорю о Великой Отечественной войне, в которой СССР воевал даже не против Германии и ее явных союзников, а против западной коалиции вообще. Когда ее передовой отряд - гитлеровская Германия - был разгромлен, и Красная Армия могла освободить от капитализма всю Европу, коалиция эта вдруг выскочила из-за спины своего разбитого авангарда, открыла второй фронт, и остановила продвижение Красной Армии на Запад, успев сохранить под своим контролем Европу западную. Но в той Войне все-таки победила страна под названием Советский Союз, победила под своим государственным флагом красного цвета. А в 91 уже Запад одержал победу в холодной фазе все той же нескончаемой Войны - победил страну под названием СССР, уничтожил ее, а люди, которые открыли ворота крепости врагу, подняли над сдавшейся страной флаг, равносильный в тот момент флагу капитуляции. И вот сейчас на Параде Победы знаменная группа несет два флага, которые, как мне кажется, смотрят друг на друга, по меньшей мере, с недоумением. Так и хочется вспомнить слова поэта: и пораженье от победы ты сам не должен отличать...
1985
2017
3

В гостях у Алисы

За время работы в СМИ я привык, что информационным поводом является чаще всего не информация, а картинка. Так вот, их - картинок - есть у меня сегодня. Недавно мы побывали в известной всем Стране Чудес, где отметили день рождения Алии-Алисы.
Collapse )

Вопрос знатокам: а где тот Кот и его улыбка?
P1030656
3

Пятый элемент СССР

Через тернии к звездам показывают. Прототип Пятого элемента. Интересно, как неравномерно движется научная фантазия - люди осваивают далекий космос, командировки на Плутон обыденны, а робот приносит телефонную трубку - вам звонят).
3

25 лет назад. Колонна 0016

12 февраля 1987 года я принял участие в одном деле. В февральском номере "Бельских просторов" выйдет "Хроника одного боя", где собраны воспоминания участников и тех, кто был рядом. Непричесанное можно почитать пока здесь.  Плюс комментарии других участников(обе страницы).

Памятники погибшим на месте боя (убраны с выводом войск)


КамАЗ с ЗУшкой в кузове

Тут я не разберу, что за транспорт...


А это ТЗ - топливозаправщик

3

Советские суки - самые лучшие суки в мире!

Пишу я тут... Один из героев - пес Верный - собака моего детства, восточно-европейская овчарка. Посмотрел в Сети о породе. Оказалось, что в благословенные 90-е эту  выведенную в СССР породу хотели уничтожить как "лагерную", вернуть ее к немецкой матери - черной, мелкой, вислозадой, но зато либеральной, служившей в немецких, т.е. цивилизованных по определению, концлагерях:
"И дальше началась «черная полоса» в жизни целой породы. По указанию сверху из ЦКСС тысячи собак Восточно-европейской овчарки должны были просто исчезнуть как порода, путем поглотительного скрещивания Восточно-европейской овчарки при вязке сук ВЕО с привозными кобелями породы Немецкая овчарка западного типа. Но даже немногочисленные вязки сук с кобелями НО, не дали должного результата. Суки ВЕО упорно передавали щенкам свой тип. А прилитие других кровей сыграло даже в некоторых случаях на пользу Восточно-европейской овчарке."
http://www.101veo.ru/o_porode.htm

3

Русский поэт предпочитает больших негров

Когда-то од таким названием в Париже была издана книга Лимонова "Это я -Эдичка".

А вчера гг. Бунтман и Ганапольский совпали во мнении, что на сегодняшний день самый яркий политик - Эдуард Лимонов.  Цельный, бескомпромиссный.

Я бы согласился, заменив слово "политик" на "политический персонаж".

Оцените промежуточные итоги деятельности сего яркого персонажа за крайние три года:

После отсидки по обвинению в приобретении каких-то ржавых автоматов, пострадавший от кровавого путинского режима писатель-воин смыкается вдруг с головкой либеральной оппозиции. Дружит с Касьяновым, Немцовым, Каспаровым и прочими кудрявыми повстанцами.
Противоестественней союза еще поискать. Сын офицера НКВД, после 30-ти эмигрировавший в поисках приключений, написавший сверхлиберальную "Это я - Эдмчка" и просоветскую "У нас была великая эпоха", отрицающий капиталистические ценности, принявший лозунг "Сталин, Ьерия, ГУЛАГ" - этот левый товарищ начал руководить акциями правых господ-оппозиционеров.
Что мы видим сегодня?
Оппозиция превратилась в сборище пацанов и девчонок разного возраста, бегающих в костюмах Снегурочек по Триумфальной площади, подставляя плечи под дубинки омоновцев. Вся деятельность оппозиции по борьбе с Путиным выродилась в акцию "31" - дайте нам сказать, что нам можно сказать то, что мы хотим сказать. Но что они хотели сказать, отошло на второй план. Инициатор акции - Эдичка. Недавно власть тайно предложила оппозиции помитинговать-таки на Триумфальной, но чтобы заявку не подписывал Лимонов. Оппы, гордо тряхнув кудрями, отказались предать своего... - уже отца-основателя однако.

Если бы тираном был я, то лучше б выдумать не смог.

А если бы я был Лимоновым, то уже сейчас написал бы свою беллетризованную биографию с указанием в завещании издать только после моей, то есть его, смерти.
Дело в том, что если обладатель такой биографии - писатель, - он не может, окинув свою жизнь писетльским оком, не увидеть, чего в ней не хватает, чтобы сделать из метаний непонятно чего хотящего персонажа увлекательный и осмысленный единый роман.

Не хватает идеи тайного служения государству пером и шпагой. С юных лет.
С харькивщины в Москву, в богему, оттуда - в эмиграцию, в богему диссидентства, репутация свободного оторвы - он спал с негром и не скрывает!!! - потом, после распада СССР - на родину, чтобы в в сложные для режима ЕБНа времена создать национал-большевистскую партию, соединяя фашизм и коммунизм в один жупел, которым пугают колеблющихся, - а после смены режима, отсидев и обретя нимб настоящего страдальца, вливается и возглавляет правых, ведя их если не на бойню, то на Триумфальную...

Если в этой биографии нет авторского замысла, его надо придумать. Не пропадать же такому сюжету.
Я бы начал роман так.
" В 1942 году полковник Исаев побывал на Восточном фронте. А в 1943 в городе Дзержинске родился мальчик..."

Миф должен соединять героев.
3

Папе - 80!

Вчера позвонила сестра. Из Рима она снова перебралась в Неаполь. Служит у какого-то графа. Мне кажется, что в Италии графьев так же много, как князей на Кавказе. Но не в этом суть.

- Этот граф, - говорила сестра, - очень похож на тебя. Повадками, интонациями. Я все же думаю, что в нас есть кровь аристократов. Папа красавец, а брат его, дядя Коля, вообще, самый гастоящий князь Болконский, помнишь?
- Конечно, - сказал я. - А какой у папы почерк был! Бесспорно, мы аристократы.
- Поищи в архивах, нам надо найти свои корни, - сказала сестра. - И не забудь, сегодня у папы день рождения!

Я и не забыл. Вчера, 21 ноября, ему исполнилось бы 80 лет. Но справляли в семье всегда 22, потому что 21 был день рождения у дяди Юры, маминого брата, и вчера ему исполнилось бы 70.

Повторю портрет своего папы-аристократа (нет сейчас иных, лучших фоток под рукой). И напомню, что свое крайнее произведение "На пересылке" посвящено моей семье, как ячейке государства, капле, в которой содержится весь океан. Оно не понравилось моему другу-поэту. Он обиделся за Иосифа Бродского.
- Тыопустил его ниже плинтуса! - сказал мой друг.
А я считаю, что я его поднял. Кто кому больше несчастий принес - вопрос открытый, и закрыть его можно, все списав друг другу, и принимая самью нашу во всей ее сложности и полноте. Считаю рассказ-повесть "На пересылке" ответом на поднимающуюся волну обвинений всего народа в том, что он варвар по своей сущности, что он и раб и фашист в одном флаконе, садо-мазо, короче...

А еще короче - с днем рожденья, Назарыч!
3

Генерел, Поэт и Смерть

Сегодня до меня дошли одновременно две вести.

Умер генерал армии Валентин Варенников. Кто-то знает его как члена ГКЧП, для меня он - в годы афганской войны  первый заместитель начальника Генерального штаба Вооружённых Сил СССР. Моя линия судьбы прогла рядом с его линией 18 апреля 1987 года, когда четырьмя бортами мы должны были лететь с ним на переговоры с полевыми командирами. В то утро при запуске у меня сгорел вспомогательный турбоагрегат и я никуда не полетел к моему удовольствию, поскольку... Но об этом написано в Бортжурнале, история "За стингером". Жизнь дополднила ту историю. Переводчик А. Грешнов, прочитав Бортжурнал, написал, что в тот день генерал и его команда полетели тремя бортами, был перегруз, над Гератом попали в переделку, чуть не посыпались. А я в это время просто спал на своей койке...
Пусть генерал попадет туда, куда должны попадать настоящие генералы - в Министерство  Обороны под начало Верховного.

...И умер поэт Лев Лосев. Человек, полярный генералу, - хотя бы по месту жительства на территории потенциального противника.
Тут много расписывать не надо. Читайте его стихи.
Один из лучших поэтов современности.
Только одно, мое любимое:

С ГРЕХОМ   ПОПОЛАМ
(15 июня  1925 года)

...и мимо базара, где вниз головой
из рук у татар
выскальзывал бьющийся,  мокрый, живой,
блестящий товар.

Тяжелая рыба лежала, дыша,
и грек, сухожил,
мгновенным, блестящим движеньем ножа
ее потрошил.

И день разгорался с грехом пополам,
и стал он палящ.
Курортная шатия белых  панам
тащилась на пляж.

И первый уже  пузырился и зрел
в жиру чебурек,
и первый уже с вожделеньем смотрел
на жир человек.

Потом она долго сидела одна
В приемной врача.
И кожа  дивана была холодна,
ее — горяча,

клеенка —  блестяща, боль —  тонко-остра,
мгновенен —  туман.
Был  врач из евреев, из русских сестра.
Толпа из армян,

из турок, фотографов, нэпманш-мамаш,
папашек, шпаны.
Загар бронзовел из рубашек-апаш,
белели штаны.

Толкали, глазели, хватали рукой,
орали: «Постой!
Эй, девушка, слушай, красивый  такой,
такой молодой!»

Толчками из памяти нехотя, но
день вышел, тяжел,
и в Черное море на черное дно
без всплеска ушел.

Как вата, склубилась вечерняя мгла
и сдвинулась с гор,
но тонко закатная кровь протекла
струёй на Босфор,

на хищную  Яффу, на дымный  Пирей,
на злачный Марсель.
Блестящих  созвездий и мокрых морей
неслась карусель.

На гнутом дельфине —  с волны на волну —
сквозь мрак и луну,
невидимый  мальчик дул в раковину,
дул в раковину.