Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

3

Александр Жучковский: "Сегодня был самый страшный день в моей жизни"

Оригинал взят у rigort в Александр Жучковский: "Сегодня был самый страшный день в моей жизни"
Сегодня был самый страшный день в моей жизни.

Новая группа добровольцев (кроме двух врачей), о которой я писал вчера, и несколько местных ополченцев в количестве 14 человек в районе 10 утра выехала на микроавтобусе из Славянска в Семеновку.

По пути машина попала в засаду. Из леса нас стала обстреливать диверсионная группа противника, количество определить было невозможно. Практически на ходу мы выскочили из машины, и отстреливаясь стали отходить на территорию бывшего больничного комплекса.

Несколько человек отстреливались из-за машины, прикрывая таким образом отход группы. Со стороны противника по машине несколько раз ударил танк. Двое погибли мгновенно и загорелись вместе с машиной. Четверо, успевших отбежать от машины на момент ударов и взрыва, получили осколочные ранения разной степени тяжести: одному осколок пробил спину и руку насквозь, еще у двоих – ранения на руках и ногах. Один из раненых – командир отряда Олег Мельников, осколок поранил ему руку, он получил контузию. Я отделался ушибами от падений и легкой контузией.

С ранеными (трое шли сами, четвертого несли) отступали вглубь территории. Вслед продолжал стрелять танк, начали бить из минометов. Мы укрылись в подвале, оказали раненым первую медицинскую помощь, вызвали из Славянска машину и госпитализировали.

После увоза раненых, дождавшись еще одной машины, вернулись на место боя забрать тела погибших, точнее их останки. Все это время по Семеновке били танки и минометы. Поэтому машину пришлось спрятать недалеко от места боя. Обгоревшие тела и их фрагменты положили на одеяла и тащили около 300 метров до машины.

Страшны не танковые удары прямой наводкой, хотя это очень страшно. Страшны не артобстрелы - мы к ним привыкли. Страшно под этими обстрелами собирать по частям погибших товарищей, останки которых продолжают гореть, тушить загорающиеся одеяла, на которых несешь останки, и потом ехать с ними в открытом кузове через весь город на глазах у мирных жителей. Сделать все это нам помогло только чувство долга перед погибшими.

Из Семеновки останки доставили в морг Славянска. По пути к городу от новых ударов нас спас очень плотный дождь - в это время артиллерия замолчала.

Погибшие добровольцы будут с почестями похоронены на Аллее Славы.

Один из погибших, Владимир, приехал вчера в составе группы из Петербурга. Второго опознать пока невозможно (скорее всего также из Петербурга). Сделать это путем вычета из всей группы пока тоже нельзя, потому что два добровольца во время отступления отделились и затерялись в Семеновке. Кто именно отделился, а кто погиб у машины, на данный момент неизвестно.

Двух наших раненых мы эвакуируем из Славянска. После этого поедем к семьям погибших (когда уточнится имя второго).

Олег Мельников в течении дня пришел в себя. К вечеру мы говорили об этой трагедии и ситуации в Славянске с Игорем Стрелковым. Об этой беседе расскажу потом.

Вчера я опубликовал отчет о расходовании переводов на нужды ополчения Славянска и остатках на наших счетах. Все остатки будут потрачены на лечение пострадавших и на помощь семьям погибших. Я также прошу вас поддержать эти семьи, реквизиты указаны в моем вчерашнем отчете: http://vk.com/wall-40399920_453515 (делайте пожалуйста метку "семьям погибших").

Это первые погибшие русские добровольцы, о которых мне известно, из числа тех, кому я эти полтора месяца помогал перепрПозже я напишу имя второго погибшего, и с согласия родственников их фамилии.

Эти люди настоящие герои. В первый день своего прибытия в Славянск они совершили подвиг, прикрывая товарищей от огня противника, и погибли в неравной схватке.

Вечная память...
https://www.facebook.com/juchkovsky/posts/732925770079624?fref=nf
3

Папе - 80!

Вчера позвонила сестра. Из Рима она снова перебралась в Неаполь. Служит у какого-то графа. Мне кажется, что в Италии графьев так же много, как князей на Кавказе. Но не в этом суть.

- Этот граф, - говорила сестра, - очень похож на тебя. Повадками, интонациями. Я все же думаю, что в нас есть кровь аристократов. Папа красавец, а брат его, дядя Коля, вообще, самый гастоящий князь Болконский, помнишь?
- Конечно, - сказал я. - А какой у папы почерк был! Бесспорно, мы аристократы.
- Поищи в архивах, нам надо найти свои корни, - сказала сестра. - И не забудь, сегодня у папы день рождения!

Я и не забыл. Вчера, 21 ноября, ему исполнилось бы 80 лет. Но справляли в семье всегда 22, потому что 21 был день рождения у дяди Юры, маминого брата, и вчера ему исполнилось бы 70.

Повторю портрет своего папы-аристократа (нет сейчас иных, лучших фоток под рукой). И напомню, что свое крайнее произведение "На пересылке" посвящено моей семье, как ячейке государства, капле, в которой содержится весь океан. Оно не понравилось моему другу-поэту. Он обиделся за Иосифа Бродского.
- Тыопустил его ниже плинтуса! - сказал мой друг.
А я считаю, что я его поднял. Кто кому больше несчастий принес - вопрос открытый, и закрыть его можно, все списав друг другу, и принимая самью нашу во всей ее сложности и полноте. Считаю рассказ-повесть "На пересылке" ответом на поднимающуюся волну обвинений всего народа в том, что он варвар по своей сущности, что он и раб и фашист в одном флаконе, садо-мазо, короче...

А еще короче - с днем рожденья, Назарыч!